«Вот приеду в Америку и в языковой среде отлично подтяну язык, общаясь с носителями языка», – говорим мы себе, планируя поездку в англоязычную страну. А пока можно отложить учебники, растянуться на диване и посмотреть сериал-другой с субтитрами. Тоже польза.

Так думала и я, когда на втором курсе университета планировала летнюю поездку в США. Я ехала по программе Camp America работать на кухне в детском лагере. Отличная возможность подзаработать денег, подтянуть знания английского языка и наконец-то написать что-нибудь оригинальное в сочинении «Как я провела лето».

Надо сказать, что в школе с английским у меня была стандартная проблема. Постоянно приходящие из университета и уходящие в декрет молодые учителя, скучные учебники, основанные на чем угодно, кроме реальной жизни, и никакой разговорной практики. Если бы не частный репетитор, мне так и не удалось бы упорядочить свои знания и поступить в университет. В вузе же было много грамматики, чтения и лексики, но, к сожалению, очень мало аудирования и разговорной практики. Поэтому я с нетерпением ждала поездки в США, которая должна была изменить все к лучшему без лишних усилий с моей стороны.

Все понимаю – сказать не могу, или «Синдром собаки»

Мне казалось, что в среде использования языка я, не успев сойти с трапа, заговорю с нужной интонацией и акцентом, с легкостью подбирая слова. И когда на таможне в аэропорту рослый афроамериканец спросил у меня “What is the purpose of visit?” («Какова цель визита?»), я растерялась и выдавила из себя “Эээ, camp, kitchen” («лагерь, кухня»). Таможенник посмеялся, проверил мои документы и пропустил, но я осталась недовольна собой.

В том же аэропорту я сделала первое для себя открытие. Люди, говорящие на иностранном языке, кажутся не просто незнакомцами, а чужаками. А если они другой расы – это совсем инопланетяне. Таковы были мои первые впечатления от общения с носителями языка в Америке. Приехав в лагерь, я быстро поняла, что мои разговорные навыки английского довольно скудные. Поэтому первое время я стеснялась разговаривать, отвечала на вопросы других, но сама завязывала разговор только в крайнем случае. Со мной случился так называемый «языковой барьер», который часто возникает при изучении английского за границей. Каждое предложение давалось с трудом. Я редко смотрела собеседнику в глаза и жутко смущалась, когда не понимала фразу. Общение хотелось поскорее закончить, а после разговора я с ужасом понимала, что наделала грамматических и лексических ошибок.

И дело ведь было не в скудных познаниях английского. У меня был хороший пассивный словарный запас и знание грамматики. Дело было в страхе. Меня преследовали два вида страха – совершить ошибку и не понять собеседника. Первая препятствовала нормальному общению, так как я предпочитала промолчать, чем сказать грамматически неправильное предложение. Вторая же, как бы это ни было иронично, не давала понять собеседника. Я мысленно сжималась в комочек, концентрировалась на мысли «Я ничего не пойму» и, как следствие, пропускала мимо ушей все, что говорил мой собеседник. А переспрашивать было стыдно, поэтому я молча кивала и улыбалась. Один раз утвердительно кивнула на вопрос «Как дела?».

В таком состоянии прошли первые две недели моей поездки для изучения английского языка за границей. Несколько раз я настолько расстраивалась, что на глаза наворачивались слезы. Мне хотелось уйти, убежать, переплыть океан по-собачьи и вернуться домой. Но я понимала, что никуда не поеду. Поэтому из сложившейся ситуации придется искать выход. Учитывая, что в лагере было всего два компьютера на весь персонал в триста человек, погуглить свою проблему в Интернете тоже не представлялось возможным. Пришлось выпутываться самой.

Неприятность эту мы переживем

Наш лагерь находился на берегу озера. Каждый, кто хотел в нем купаться, должен был сдать тест на умение плавать. Тест заключался в преодолении небольшого, но довольно глубокого отрезка озера. Я ужасно боялась, но желание плескаться в озере целое лето оказалось сильнее, поэтому я полезла сдавать тест. На середине дистанции мне показалось, что я переоценила свои навыки плавания, кроме того, в ногу вцепилась коварная судорога. Но тонуть на виду у всего лагеря показалось мне делом несолидным. Поэтому я медленно, но уверенно проплыла дистанцию. Поднявшись из воды, я внезапно поняла, что то же самое нужно сделать и с английским: сжав зубы, двигаться вперед, даже если страшно, трудно и неисполнимо. Я сказала себе, что справлюсь и трудности – это не навсегда. Я приехала улучшать свой английский. На этом мне и нужно сосредоточиться. И хватит киснуть.

Конечно, даже после того, как на меня «снизошло озарение», общение с носителями не стало в один момент легким и приятным. Разговоры по-прежнему давались с трудом. Разница была в том, что я изменила свое к ним отношение. Например, зная, что мне нужно будет поговорить с иностранцем на определенную тему, я представляла себе предстоящий разговор и продумывала несколько предложений наперед, чтобы не мяться перед человеком с глупым видом, говоря «нууу… ааа… эээ…». Некоторые фразы даже записывала. Таким образом, я сосредотачивалась на извлечении информации, а не на панической мысли «Я ничего не знаю».

Наблюдая за носителями языка, я поняла, что и они не всегда понимают друг друга. Кто-то говорит неразборчиво, кто-то – очень быстро, кто-то употребляет слово из диалекта родной деревни. И даже великие и могучие носители языка из Великобритании иногда переспрашивают друг друга. Поэтому я, не понимая очередную фразу в разговоре, переспрашивала собеседника, чтобы убедиться, что я все поняла, прежде чем отвечать.

Конечно, даже этот метод не обеспечил мгновенного скачка до уровня Advanced. Изучение английского языка за границей или дома – дело не одного дня. Я продолжала делать ошибки, но взяла в привычку анализировать их, консультироваться с носителями языка и записывать в блокнот правильный вариант. Интересный факт: большинство людей любит говорить о своем языке, поэтому не бойтесь расспрашивать их на эту тему. Но выбирайте носителей с грамотной речью.

Кстати, на протяжении нескольких лет я преподавала в Словакии. Я учила словацкий по самоучителю. Когда мои коллеги узнали об этом, они с радостью начали помогать мне: проверяли сочинения, которые я писала, чтобы развивать навык письма, исправляли ошибки в устной речи, знакомили меня с интересными сленговыми выражениями. Их радовал тот факт, что я прилагаю усилия для того, чтобы говорить на их языке. Поэтому повторюсь: обязательно приставайте к носителям с вопросами.

Много простыней и ни одной вилки

Случались и забавные истории. Например, один раз я пыталась объяснить, что мне нужно много простыней (sheet – простынь), но немного промахнулась с произношением. Несколько раз абсолютно забывала, как сказать простые слова – ключ, стиральная машина, свет. Как я только не объясняла, что мне нужно! Иногда даже приходилось задействовать свои навыки рисования. Главное, не расстраиваться в таких ситуациях. Лучше от души посмеяться.

Еще одна ошибка, которую я делала в начале поездки, состояла в том, что я общалась с русскоязычными коллегами чаще, чем с другими. Даже когда мы были в обществе других людей, мы болтали на русском, что не способствовало развитию языковых навыков. А еще это дурной тон. Отучили меня от этой вредной привычки латиноамериканские коллеги, которые весь вечер, играя со мной в карты, говорили только на испанском. Я усвоила урок.

Все мои усилия привели к тому, что уже через два месяца изучения английского языка за границей я начала понимать не только американских коллег, но и британцев, канадцев, австралийцев. Все они отметили мой прогресс. Последние две недели я путешествовала по Америке, без проблем общаясь в отелях, кафе и с нью-йоркскими таксистами.

Это не единственный в моей практике опыт изучения языка за границей. Я пять месяцев провела на Кипре, изучая греческий. Я понимала, что язык довольно трудный, а времени катастрофически мало, поэтому я специально бродила по городу, спрашивая людей, где я могу найти то или иное место. Карту я с собой брала, но цель была в общении с местными, а не просто в разглядывании памятников. Памятники – это хорошо, но они молчат. Главная сложность для меня была в том, что на Кипре достаточно хорошо знают английский и русский. Местные, слыша мою ломаную речь, предлагали перейти на другой удобный для меня язык, на что я отрицательно качала головой, притворяясь, что ни английского, ни русского не знаю. Или произносила что-то вроде «но спик инглиш» и утверждала, что я из Чехии. Поэтому, если они хотят продать мне сувениры, придется им терпеть мой неидеальный греческий.

  • Не ждите поездки в другую страну для того, чтобы заговорить. Готовьтесь до того, как попадете в языковую среду.
  • Помните, с какой целью вы учите язык. Работайте, чтобы добиться нужного результата.
  • Не пренебрегайте аудированием. Понимать собеседника так же важно, как и говорить самому.
  • Продумывайте несколько фраз и предложений заранее, если знаете, что вам предстоит общение с иностранцем.
  • Не бойтесь переспрашивать. Бойтесь отвечать «Да» на любые вопросы, которые вы не поняли. Так вы подтвердите, что вопрос непонятен.
  • Делайте ошибки, анализируйте их, обращайтесь к носителям языка за советом.
  • Если вам тяжело вспомнить слово, объясняйте его, подбирайте синонимы, антонимы, употребляйте в предложении.
  • Старайтесь общаться не на родном, а на изучаемом языке.
  • Намеренно создавайте ситуации, в которых вам придется практиковать язык.

Подводя итоги, хочу сказать, что учить английский язык за границей – это очень увлекательный процесс. Я бы даже сказала, это привилегия. Если вам выпала такая возможность, используйте ее по максимуму. Надеюсь, мои советы помогут вам в этом.